Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies.
24 Новый русский бренд

Милитари и мода

Как военный стиль стал высоким
24 Новый русский бренд

Милитари и мода

Как военный стиль стал высоким
В последние 20 лет много говорят о том, как в мир моды пришёл милитари-стиль. Элементы обмундирования как парадного, так и тактического, полевого стремительно ворвались в повседневную жизнь. И теперь никого не удивить кителями вместо пиджаков, гимнастёрками, маскировочным цветом одежды или военными ботинками.
Меж тем проникновение милитари-стиля в гражданскую моду имеет весьма давнюю и почтенную историю. В России этот процесс начался в XVIII веке, когда после петровских реформ почти вся страна забыла про старинные кафтаны с меховыми шапками и переоделась в европейское платье с париками и треуголками. Тогда воплощением модных тенденций стал военный костюм. Именно он подавал пример, как одеваться. Заезжий в провинцию офицер мог стать иллюстрацией моды не хуже самого свежего парижского журнала.

Вот в начале XVIII века популярными были французские жюстокоры, облегающие на груди и в талии, но сильно расширяющиеся книзу, когда полы превращаются сзади в этакие плиссированные юбки. И тут Пётр I именно этот тип одежды вводит как парадную форму для всей русской армии и гвардии. В 1720-1730 годы приходит новая мода: рукава становятся уже, а обшлага больше — и это немедленно отражается на военной форме. В 1750- 1760 годах стали чаще носить более узкие и короткие кафтаны в немецком стиле, и опять в первую очередь так меняется мундир армии.
Причём для этого даже не требовалось официально на уровне императорских указов изменять мундир. Просто офицеры обычно поначалу в гвардии (самые модные тенденции распространены в столице), а затем и в армии начинали шить себе форму в соответствии с самыми актуальными трендами. Тут можно вспомнить об одном широко распространённом заблуждении. Считается, что Павел I ввёл в армии мундиры по моде середины XVIII века, когда в Пруссии правил король Фридрих II. Но на самом деле это совершенно не так.

Государство предписывало лишь цвет формы и её отделку: пуговицы, бляхи, налобники шапок и т.п. мелочи. А вот сам мундир всегда шили таким образом, чтобы он выглядел модно. И в результате павловская форма, которую считают примером пруссачества, в действительности была куда больше похожа на форму армии Французской республики. Ведь именно она в то время не только побеждала на полях сражений (хотя и проиграла фельдмаршалу Суворову), но и считалась образцом изящного стиля. Такова сила моды! Для нас, привыкших к тому, что в военной форме регламентируется каждый шов, это совершенно непривычная истина.

В XVIII веке проникновение военного стиля в гражданскую моду принимает характер массового увлечения. Дворяне одевали своих детей в военные мундирчики, готовя их к дальнейшей службе в армии (а дворянин не мог не служить — это было основой его чести). Прислуга носила казачьи костюмы, привратникам и стражникам было дозволено выбирать одежду, очень похожую на военную.
В XIX веке началась долгая Кавказская война, продолжавшаяся полвека. Для России это был не просто конфликт на границе — это было первое продолжительное военное столкновение двух цивилизаций: европейской христианской и восточной мусульманской. И если, воюя с турками, наши солдаты и офицеры не жили в покорённых ими странах, а боевые действия велись по границам двух империй, то на Кавказе всё обстояло совсем по-другому.

Там наша армия оказалась в непривычной культурной среде. Русских окружали люди, живущие совсем по-иному, имеющие другие обычаи. Жизнь в такой обстановке привела к тому, что не только горцы стали заимствовать принесённую Россией цивилизацию и прогресс. Русские солдаты и офицеры начали перенимать местные привычки. Среди которых, разумеется, было множество элементов одежды.
Именно тогда в русский быт ворвались такие новшества, как бурка, очень удобная именно на Северном Кавказе, где жара может смениться резким холодным ветром с гор. Распространилась черкеска — горский национальный костюм, который вскоре стал национальным костюмом терских и кубанских казаков. Широчайшую популярность получили папахи, которые стали всё больше проникать и в военную форму русской армии, и в моду гражданского населения. Дело дошло до того, что папаха к концу XIX века воспринималась как чисто русский национальный головной убор, и в этом качестве активно использовалась в военной форме в русском стиле, принятой при императоре Александре III.

В роскошные красные черкески с серебряной отделкой одели императорский конвой (отряд телохранителей). В черкеске любил позировать Николай II, её в годы Первой мировой войны носили многие генералы русской армии. Этот кафтан сделал частью своего образа барон Врангель, последний командующий Белым движением. Черкеску носила и красавица Нина Нечволодова, ординарец (а впоследствии супруга) генерала Слащёва-Крымского — редкий пример того, как женщина пошла на войну и получила за храбрость офицерский чин.

Кстати, уже к началу XX века сформировалась русская традиция одевать детей или в матросский костюм, или в черкеску, или в казачий кафтан. Все три вида одежды имеют военное происхождение. До наших дней дожила только матросская рубашка, потому что черкеска и кафтан после 1917 года были объявлены контрреволюционными.
Во второй половине XIX века Российская империя присоединяет Среднюю Азию, а в конце столетия воюет (весьма успешно) в Китае и Маньчжурии. Эти два военных события приводят к тому, что благодаря трофеям в Россию проникают азиатские и китайские халаты. После русско-японской войны в нашей стране принимают полевую форму защитного цвета. Тогда это был не хаки, а шанжан, близкий к серо-зелёному; в России его ещё называли гороховым. Конечно же, новый военный цвет сразу вошёл в моду.
А после начала Первой мировой войны в серо-зелёные кители и френчи переоделась, наверное, половина всех мужчин страны, даже если они не служили в армии. Френч — тоже пример военной моды. Поначалу это английская куртка, созданная на основе охотничьего пиджака «норфолк». В британской армии открытый френч с рубашкой и галстуком носили офицеры, а закрытый с отложным воротником — рядовые. В России с её традицией мундиров и кителей открытый ворот выглядел слишком «по-граждански», и поэтому в моду вошёл закрытый вариант. На большинстве фотографий глава временного правительства Керенский (самый модный мужчина 1917 года) снят именно во френче англо-русского покроя.
После прихода к власти большевиков старый мир рухнул. На его обломках стала создаваться новая «революционная» мода. Её определяли морские бушлаты — ведь моряки Балтийского флота считались самыми верными сторонниками революции. И «комиссарские» кожаные куртки, которые на самом деле просто позаимствовали с военных складов царской армии. Ведь такие куртки были частью обмундирования авиационных и автомобильных частей. И кожаная одежда куда удобнее для работы с горючим и маслом.
Новый советский милитари-стиль в 1920 годы дополнил партийный френч, который функционеры шили по примеру Сталина. Всё советское общество было на вид весьма военизировано. Партийное руководство — во френчах и фуражках. Простой народ, донашивающий военную форму (одежда стоила дорого и была в дефиците) после службы. Великая Отечественная война лишь усилила этот показной милитаризм. Форму надели школьники и учащиеся ремесленных училищ. Мундиры ввели для всех гражданских ведомств.

Так что и современная мода на милитари неудивительна. Когда страна ведёт войну, интерес к обмундированию неизбежно растёт. Гражданский стиль с оттенком милитари стал одним из самых распространённых и уже никого не удивляет
Михаил Диунов
кандидат исторических наук, публицист